Моя Европа: 12 взглядов на будущее ("Handelsblatt", Германия)

Опубликовано в Новости - Зарубежные новости

Вчера прошла церемония вручения Нобелевской премии мира. Обладателем награды в этом году стал Евросоюз. Handelsblatt Online представляет читателем 12 различных взглядов своих авторов на будущее Европы.

Европа такая маленькая и, вместе с тем, такая большая. О том, каким маленьким может быть Евросоюз, свидетельствует распределение ролей на торжественном вручении Нобелевской премии мира в Осло. Сначала председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schulz) принял золотую медаль. Затем глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу (Jose Manuel Barroso) произнес первую часть благодарственной речи. Вторую часть взял на себя председатель совета ЕС Херман ван Ромпей (Herman Van Rompuy). Баррозу и Ромпей получили диплом в две или четыре руки, до конца так и не было понятно. Вряд ли можно было бы более четко продемонстрировать проблемы ЕС, объединяющие 27 государств и 500 миллионов жителей, пишет InoСМИ.ru.

Для того чтобы увидеть, насколько велик Евросоюз, нужно взглянуть на его прошлое. За 55 лет с момента создания организации и принятия Римских договоров, Евросоюз сумел принести мир и благосостояние в разрушенный после Второй мировой войны континент, объединить людей. Единая валюта на протяжении последних двух лет находится под пристальным вниманием. Темные дела бывшего правительства Греции и двойная мораль стран-партнеров привели к тяжелому кризису евро. Но до настоящего момента ЕС выдерживал все испытания.

Евросоюз мог бы стать намного лучше, если бы было больше справедливости и демократии и меньше бюрократии, конфликтов и тщеславия. «Во времена неопределенности этот день напоминает жителям Европы и всего мира о фундаментальном предназначении Евросоюза сплочении европейских наций сейчас и в будущем», сказал Ромпей в благодарственной речи.

Корреспонденты Handelsblatt рассказали, каким они видят будущее Европы.

Флориан Кольф (Florian Kolf) заместитель Главного редактора Handelsblatt Online

Больше будущего, меньше прошлого

Когда я спрашиваю моих дочерей о том, хотят ли они отмены евро, они смотрят на меня с непониманием. Единая валюта, отсутствие пограничного контроля, полная свобода передвижения, надежные единые стандарты для них все это нечто само собой разумеющееся, что должно остаться и в будущем. Они хотят учиться во Франции, работать в Голландии, общаться с друзьями из Испании, ездить путешествовать в Грецию и при этом не терять своих немецких корней.

В дискуссиях на эту тему, к сожалению, все совсем забывают о том, что существует Европа и по другую сторону от долгов и кредитных траншей, чье значение намного больше, чем мелочные расчеты об увеличении или снижении немецкого экспорта на десятые доли процента после возможной отмены евро. Проблема не в самом европейском сообществе, а в упорном следовании провинциальным устоям. Глобализация повседневной жизни уже неизбежна и наша задача состоит в том, чтобы провести ее таким образом, чтобы все жители Европы наслаждались миром, благосостоянием и новыми возможностями.

Но для этого Евросоюзу нужно изменить расстановку приоритетов. Вместо того, чтобы усиленно субсидировать сельское хозяйство или детально изучать, каким должен быть изгиб бананов, нужно интенсивнее поддерживать технологии будущего, инвестировать в образование и преодолевать преграды в умах людей.

Борьба за позитивный взгляд на будущее Европы этим я буду обязан моим детям. Иначе проект «Европа» будет предоставлен на суд старикам и таким популистам, как Сильвио Берлускони, которые за при помощи Евросоюза хотят защитить свою власть и предпринимательские интересы. И в этой игре на кону стоит наше будущее.

Томас Ханке (Thomas Hanke) корреспондент Handelsblatt в Париже

Больше индивидуальности

В моем видении в Европе будущего больше внимания должно уделяться индивидуальности. Надбавка за риск, кредиты, дефицит бюджета и национальный рейтинг все это, безусловно, важно, но масштаб того, какую роль играют сами европейцы и европейское объединение, совсем другой.

Это Европа, в которой нас не натравливают друг на друга. У некоторых стран госдолг больше, чем у нас, но это не означает, что они виноваты в кризисе, так же, как не виноваты в нем Ангела Меркель (Angela Merkel) и Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble).

Это Европа, в которой ни национальные, ни европейские бюрократы не будут нас утешать жалкими альтернативами. Те, кто принимает за меня решение в Евросоюзе, должен нести политическую ответственность.

Георг Ватцлавек (Georg Watzlawek) руководитель отдела политики Handelsblatt Online

Новые границы

Моя Европа это не Европа без границ. Это Европа с разумными границами, которые простираются довольно далеко через Россию до Японского моря и через Турцию до Азии.

Сегодня в периферийных регионах Европы много проблем, но это только в ближайшей перспективе. Как только актуальные проблемы будут решены, Европа последует просьбе Турции и начнет постепенно интегрировать эту страну в ЕС. Это не произойдет быстро, но принесет обеим сторонам большие преимущества.

Еще больший вызов для ЕС представляет Россия. Эта страна, в отличие от Турции, обладает европейскими корнями и должны относиться к европейскому объединению. Пока что европейский процесс объединения состоит в том, чтобы собрать воедино то, что было разъединено национал-социалистами.

С Россией Европа была бы снова в полном составе. Но лишь с Турцией ее границы действительно будут расширены. Тогда будет доказано, насколько силен взгляд Европы на будущее.

Финн Майер-Кукук (Finn Mayer-Kuckuk) Пекин

Больше единства

С точки зрения Восточной Азии все выглядит абсолютно просто: нам нужна единая централизованная Европа с общей валютой, а лучше и объединенная под общим флагом. Для этого можно согласиться на любую цену она в любом случае будет оправданной. Германия все еще недооценивает значение роста таких огромных азиатских стран, как Китай и Индия. Мы хотим гордиться нашей страной, но по своей площади она сопоставима с одной из 27 китайских провинций.

Рассматривая ситуация со стороны Восточной Азии становится понятным, что без большего союза мы просто растворимся и потеряем свою значимость.

Китай воспринимает Европу как абсолютно искаженное образование. Поскольку мы, немцы, и сами ее так воспринимаем, они и дальше будут придерживаться такого мнения. Ни одна держава не будет воспринимать ее всерьез до тех пор, пока она не будет выступать как единое целое с общим представителем, которому, действительно, будет, что сказать.

С экономической точки зрения нам нужен общий рынок, общие стандарты. Азия как раз работает над созданием крупнейшей зоны свободной торговли в мире. Как Германия в одиночку справится с такими индустриальными гигантами, как Япония, Южная Корея, Китай, Индия? Для этого такие менее крупные государства, как Франция, Италия или Германия должны будут сделать рывок.

Такие крупные страны, как Китай или США, обладают огромным международным весом. Если мы попытаемся выступить в одиночку, у нас ничего не получится. Это как целая футбольная команда из 11 человек выступит против одного игрока. Остается надеяться, что в исторической перспективе сегодняшний кризис будет лишь отдельным этапом, который сделает союз крепче, а евро стабильнее.

Оливер Шток (Oliver Stock) главный редактор Handelsblatt Online

Больше личностного подхода

Я проживаю Европу каждый раз, когда, проезжая через места, где еще остались границы, осознаю всю бессмысленность ограждений, воздвигнутых людьми и державами. Частичка Европа стоит в моем шкафу, когда я пролистываю книги от Сократа до Шекспира, от Сервантеса до Чарльза Диккенса. Частичка Европы в моей руке, когда я от Амстердама до Афин пользуюсь единой монетой. Я чувствую благодарность Европе за мир, когда во время путешествия по Нормандии проезжаю места, где проходила Верденская битва.

У меня мурашки идут по коже, когда я перечитываю учебники истории о том, какие планы были у политиков из Франции и Германии, Италии и Великобритании, когда они протягивали друг другу руку после Второй мировой войны. Я сомневаюсь в Европе, когда я в Брюсселе или Страсбурге тщетно ищу фигуры, воплощающие мою Европу. Мне грустно при мыслях о Европе, когда силы, разрушающие ее, звучат громче, чем те, которые хотят сохранить ее.

Европа для меня многое. Но главное, что мне не все равно.

Вольфганг Дрехслер (Wolfgang Drechsler) корреспондент в Южной Африке (Кейптаун)

Открыть новые ценности

Те, кто более 25 лет живут вдали от Европы, тем более, на таком континенте, как Африка, где все еще доминирует однопартийный режим и племенное мышление, оценивают Европу по-другому. В первую очередь, в Европе я люблю ее огромное многообразие и высокую политическую толерантность. В сравнении с Европой уровень демократии в Африке практически нулевой. Это словно игра всухую, в которой есть только победитель и проигравший.

Поэтому я хотел бы, чтобы Европа, несмотря на все проблемы, вновь открыла для себя общие, складывавшиеся на протяжении многих веков культурные ценности и интегрировала их в современном глобализированном мире. Правовое государство это крайне хрупкое образование, что особенно заметно здесь, в Африке, которое необходимо защищать изо дня в день. За 500 лет Европе при помощи либеральной демократии и рыночной экономики удалось создать системы, которые предоставили нам неоспоримые конкурентные преимущества перед такими, на первый взгляд, превосходящими во многом странами, как Китай.

В любом случае, только единая Европа может быть сильной, поскольку в новых условиях необходима критическая масса. Как человек, на протяжении многих лет наблюдающий за Германий издалека, я уверен в том, что Европа обладает намного большей субстанцией и внутренними силами, чем полагают сегодня скептики.

Ян Мальен (Jan Mallien) редактор отдела политики Handelsblatt Online

Сила множественности

Недавно я побывал на пресс-конференции Европейского центрального банка. Там были французы, испанцы, ирландцы, итальянцы и немцы. У всех одна валюта. Но вопросы у всех были разные.

Моих немецких коллег интересовал вопрос инфляции. Испанцы хотели знать, что скажет господин Драги по поводу политики экономии в их стране. Французы выражали обеспокоенность относительно высокого обменного курса евро.

У каждой страны свой угол зрения на различные вопросы. Поэтому Брюсселю зачастую довольно сложно достичь единого мнения. Вместе с тем, именно многообразие создает суть Европы.

Во мне преобладает видение федеральной Европы, в которой каждый регион вносит свой вклад и делает ее чуть-чуть сильнее. К этому относятся открытые границы, общий рынок и программа обмена Erasmus. Нас объединяют не только практические вещи, но и общие ценности, например, права человека или свобода мнения.

Однажды коллега из Ирландии сказала мне: «Настоящую ценность Европы ты поймешь, когда окажешься одна на перекрестке в Пекине и спросишь себя где я?». Думаю, она была права.

Регина Кригер (Regina Krieger) отдел литературы Handelsblatt

Меньше нарциссизма

Ханс Магнус Энценсбергер (Hans Magnus Enzensberger) был прав, когда описывал Европу как «Европу записных книжек», где записаны телефонные номера штукатуров из Польши, загородных домов в Кенте, деловых партнеров из Осло, внуков из Барселоны, данные банковских счетов в Брюсселе, номера телефонов друзей из Рима, коллег из Будапешта и т.д.

Иначе, наверное, не понять субсидиарный принцип Европы с ее многочисленными частными контактами, в которой решения принимаются не шишками из Брюсселя, а самыми обычными людьми. Я хочу видеть Европу, в которой все еще более тесно переплетено, в которой языковые барьеры больше не имеют значения, люди путешествуют, имеют равные шансы получить работу в разных странах Европы и, самое главное, в которой обезврежен медленно действующий яд евро-кризиса нарциссизм и отсутствие интереса к жизни других.

Такие опасные проявления, как рост популистских взглядов, являются одним из первых симптомов. Стереотипы приводят к тому, что все мысли вертятся вокруг негативных газетных заголовков о южных странах, которые из-за своей безалаберности хотят до нитки раздеть немцев. Меньше политических расчетов и больше непредвзятости и готовности пересмотреть собственные предрассудки перед лицом фактов так должна выглядеть «Европа людей». Это положительно скажется и на Брюсселе.

Маттиас Тибо (Mathias Thibaut) корреспондент в Лондоне

Лоскутный ковер толерантной политики

Я мечтаю о том, чтобы из Римского договора был вычеркнут пункт об укреплении сплоченности европейских народов и вместо этого уделялось больше внимания созданию настоящей Европы.

Расплывчатая формулировка противоречит закрепленным в других европейских договорах принципам субсидиарности, которые зачастую игнорируются. Вместе с тем, именно они символизируют то, что Европа так успешно реализует: различия, гибкость, открытость и толерантность, конкуренция и обмен товарами и идеями.

Европа должна расти равномерно, эволюционным путем, а не при помощи центральных указаний сверху. Европейские провидцы должны задуматься о том, что большие империи разрушаются, а маленькие выживают. Как показывает история, чем смелее видение будущего, тем выше давление системы, погрешность и опасности группового мышления.

Гармония и мир в лоскутном ковре толерантного многообразия сохранится лучше, чем в монолитных взглядах основателей. Еврокризис уже показал, куда ведет «разрастание миссии». Уже слишком поздно отбросить давление системы 27 государств в разные стороны?

Маркус Цинер (Markus Ziener) руководитель отела аналитических материалов Handelsblatt (Берлин)

Не оттесняйте британцев

Присуждение Нобелевской премии мира Евросоюзу это звучит довольно скучно. Вместе с тем, это абсолютно правильное решение, потому что на протяжении многих десятилетий образ единой Европы способствовал тому, что на повестке дня в Европе стояла не война, а мир. Работа над этим очень важна в связи с постепенным уходом поколения, участвовавшего во Второй мировой войне.

Жаль, что сейчас с Евросоюзом ассоциируются такие понятия, как еврокризис и бюрократия. Это тревожный сигнал нельзя допустить, чтобы проект «Большая Европа» совсем угас. Поэтому необходима критическая рефлексия относительно того, что должно быть улучшено.

Особенно важен следующий аспект нельзя допустить, чтобы Великобритания была оттеснена на периферию ЕС.

Майке Фройнд (Maike Freund) редактор отдела политики

Нет места для экстремистов

Пример Греции и Венгрии отчетливо показывает, что кризис приводит к политическим крайностям, распространению экстремистских взглядов. Возможно, это связано с тем, что люди были предоставлены самим себе в условиях финансовой нестабильности, проблем с работой и отсутствия перспектив и не получили поддержку слабого государства. Они ищут козла отпущения. В Греции ими стали нелегальные мигранты, в Венгрии цыгане.

В моем понимании в Европе нет места экстремистам. Демократия устроена так, что она должна защищать интересы и меньшинств. Европа в моем понимании настолько великодушна, что готова позаботиться о границах отдельных государств и Европы в целом, а также о правах своих жителей.

Это означает для меня, что Европа слишком много уделяет внимания госдолгам и спасению банков. То, что кризис в худшем случае делает с людьми и может еще сделать, отступает на второй план. Взглянув на Грецию и другие страны, становится понятно, что это очень опасно.

Кристиан Панстер (Christian Panster) руководитель отела финансовой информации Handelsblatt Online

Больше великодушия

Европа нечто большее, чем внутренний рынок и объединение с единой валютой. Европа воплощает идею о лучшем обществе. Эта идея возникла во времена, когда люди еще не понаслышке знали, что значит, когда целый мир, а не только европейцы, готовы были разорвать друг друга на части.

Мы, немцы, не должны мерить эту идею тем, сколько денег наших налогоплательщиков пошло на поддержку Греции или другую страну Европы. Мы также получали деньги наших соседей, когда сильно в этом нуждались после Второй мировой войны. Не в последнюю очередь, благодаря этой поддержке, наша страна выглядит так сегодня.

Европе необходима большая солидарность. Несмотря на многочисленные различия, Европе нужна единая финансовая политика, единые налоги. Европа должна быть чем-то большим, чем просто союзом государств. Только в этом случае в будущем мы будем иметь собственный голос.

Источник: Агро Перспектива



Еще новости из-за рубежа