Молочная отрасль около нуля. Производство молока снова вырастет не больше чем на 1%. "Агроинвестор". 5 декабря 2017

Опубликовано в Новости - Новости рынка молока

Несмотря на все усилия властей в отношении молочной отрасли, по итогам уходящего года ситуация останется далеко не радужной. Спрос на "молочку" падает и смещается в пользу дешевой продукции с растительными компонентами. Некоторый рост цен на молоко-сырье позволил компаниям увеличить доходность и вложиться в развитие. Однако рентабельность бизнеса могут снизить задержки выплат и сокращение объема субсидий.
В октябре 2017 года глава Минсельхоза Александр Ткачев заявил, что доля отечественного молока в общем объеме потребления приблизилась к 82%. Закрыть существующий дефицит получится уже за три, максимум пять лет. В ближайшие два-три года будет создано более 90 новых молочных комплексов с общим стадом около 100 тыс. коров и валовым надоем примерно 0,5 млн т. По мнению министра, темп развития сектора будет ускоряться, поскольку благодаря господдержке он стал привлекательным для инвесторов. Если так дело пойдет и дальше, то через пять лет отрасль больше не будет нуждаться в поддержке государства, уверен он.
Но, судя по данным Росстата и прогнозам экспертов, увеличение обеспеченности страны молочной продукцией происходит отнюдь не за счет роста производства. Так, в 2016 году, напротив, произошло снижение валового надоя на 0,2% до 30,7 млн т. Справедливости ради стоит сказать, что спад случился из-за сокращения производства в хозяйствах населения, а в сельхозорганизациях объемы увеличились на 2,2% до 15 млн т. Однако вряд ли можно утверждать, что такие темпы прироста закроют нехватку молока в ближайшие годы.
Сколько нужно молока
Аналогичная ситуация сохраняется и в 2017-м. По итогам трех кварталов валовое производство показало условный рост — около 0,6%. По данным Минсельхоза, за этот период было получено 24,3 млн т, в том числе около 12 млн т — в сельхозпредприятиях (+3,2% в сравнении с аналогичным периодом 2016-го). По прогнозу Национального союза производителей молока ("Союзмолоко"), с учетом падения надоев в ЛПХ совокупное производство сырого молока в стране в уходящем году останется примерно на уровне 2016-го. При этом по товарному молоку показатель вырастет на 2,7?2,9%.
В ноябре замминистра сельского хозяйства и продовольствия Московской области Игорь Жаров оценивал дефицит производства сырого молока в России на уровне 4?5 млн т: при потреблении 23,5 млн т в год на переработку от российских хозяйств поступает 18,6 млн т, сравнивал он. Однако, по расчетам экспертов, стране не хватает не менее 8 млн т.
Исполнительный директор "Союзмолоко" Артем Белов отмечает, что, с одной стороны, в последние годы ежегодный прирост производства товарного молока составлял не менее 2?3%. Позитивная динамика наблюдалась и в переработке: увеличение отмечено практически по всем основным категориям. С другой стороны, разбалансировке рынка способствует постоянно снижающийся объем потребления молочных продуктов. Председатель совета Молочного союза Аркадий Пономарев соглашается: вместо положенных по медицинским нормам 325 кг молочных продуктов мы употребляем 233 кг на человека в год. По словам Белова, спрос ежегодно падает на 2?4%. Меняется и его структура: потребитель выбирает более доступные продукты, в составе которых присутствуют заменители молочных жиров.
Объемы производства молокосодержащей продукции растут очень динамично. Например, выпуск сырных продуктов за четыре года увеличился на 56%. В структуре потребления их доля, по расчетам "Союзмолоко", повысилась с 15% до 25%. При этом Белов просит не сбрасывать со счетов зарубежные поставки: на российский рынок ежегодно поступает около 7 млн т импорта (в молочном эквиваленте), 80% — из Белоруссии. Контролировать или каким-либо образом повлиять на эти объемы фактически никак нельзя.
Сохранение данных тенденций — падение спроса на фоне растущего производства товарного молока при стабильных объемах ввоза — как минимум может привести к ценовым корректировкам на рынке сырья, считает Белов.
Что мешает производителям
До полного самообеспечения молоком России еще далеко, уверена гендиректор консалтинговой компании Petrova Five Consulting Марина Петрова. Для этого необходимо не только в несколько раз увеличить производство товарного молока, но и нарастить объемы выпуска высококачественного сырья, предназначенного для производства сыров. Его дефицит особенно чувствителен и не позволяет дальше наращивать объемы производства сыра и сливочного масла, поясняет эксперт.
Недопотребленный объем молока на рынке не является профицитом, замечает Аркадий Пономарев. Это иллюзия, молока-сырья и готовой продукции по-прежнему хронически не хватает. Но даже этот дефицитный объем на внутреннем рынке становится невостребованным. "Тенденция угрожающая, задача самообеспеченности по молоку за счет снижения потребления априори не может быть решена", — беспокоится он.
Причину падения потребления молочной продукции эксперт видит в первую очередь в высоких розничных ценах, из-за которых натуральные качественные продукты стали недоступны для широких слоев населения. Катализаторами этих процессов выступают торговые сети и производители молока. Первые устанавливают наценки до 70% от себестоимости продуктов, что не коррелирует с покупательной способностью большинства россиян. Вторые не уверены, что меры поддержки будут продляться, поэтому стремятся ускорить окупаемость инвестпроектов за счет высокой цены на молоко-сырье. А это, в свою очередь, сдерживает развитие перерабатывающей отрасли.
Выправлять ситуацию нужно, прежде всего, влияя на структуру цены на готовый продукт, думает Пономарев. Например, ограничить предельный размер торговой наценки на социально значимое продовольствие. "Иначе ни о какой продовольственной безопасности в плане потребления, сохранения здоровья нации и достаточного производства продуктов не может идти речи", — категоричен он.
Увеличивать же собственное производство мешают несколько факторов. В первую очередь, говорит Петрова, это все то же продолжающееся сокращение доходов населения и связанное с ним снижение потребления молочных продуктов. При этом, добавляет Белов, если раньше развитию молочной отрасли (как выпуску сырого молока, так и переработке) помогал эффект санкций и слабого рубля, то сейчас это влияние практически исчерпало себя. Той же точки зрения придерживается и Петрова: эмбарго хоть и продолжает оказывать положительное влияние, но уже совсем не в той мере.
По мнению отдельных участников рынка, эмбарго также оказало и отрицательное влияние на российскую молочную отрасль, так как провоцирует уход рынка в теневой сектор. "Армения, не являясь сырной державой, за крайне короткие сроки стала поставлять в Россию широкий ассортимент сыров. Все же понимают, что часть этих сыров — это переупакованная "запрещенка", — комментирует гендиректор группы "Кабош" (Псковская область) Дмитрий Матвеев. — Белоруссия вдруг стала поставлять невероятный объем молока и молочных продуктов. Понятно, что значительная их доля — это товары из Польши и Германии".
Сильно мешает развитию отрасли и фальсификат. Владелец группы компаний "Деревенский молочный завод" (Кемеровская область) Александр Сухинин утверждает, что реализация молочной продукции не растет и даже показывает снижение (по сравнению с прошлыми периодами). "Производители фальсификата не стоят на месте, его на рынке много, и его объемы не зависят от надоев, — говорит он. — При закупочной цене 26 руб./кг сырья на полках молоко лежит по 24 руб.".
Падение спроса происходит еще и потому, что потребитель разочарован в качестве молочных продуктов, прежде всего сыра, считает Матвеев. Значительная часть сыра, который лежит на прилавках магазинов, невозможно есть как отдельное блюдо, из него нельзя готовить, это попросту дешевый аналог, возмущается он. "Чего можно ожидать, когда мы видим, что производство сыра в России увеличилось на 50%, а производство молока осталось на прежнем уровне, — добавляет бизнесмен. — Зато есть уверенный рост импорта пальмового масла". Также он говорит и о давлении со стороны ритейлеров на новых производителей. По словам Матвеева, легче привезти корабль с телками из Австралии и приспособить их к российским условиям, увеличить надои и качество молока, разработать эксклюзивные сорта сыров, чем зайти в федеральные сети.
Чем помогало государство
Непростым 2017-й год стал и в плане господдержки. В этом году Минсельхоз в очередной раз кардинально изменил систему субсидирования сельского хозяйства и, в частности, молочной отрасли. Ранее существовавшие 54 варианта субсидий были заменены на семь, а право распределения денег было отдано региональным властям. Кроме того, были введены новые правила кредитования аграриев: компенсацию ставки рефинансирования государство стало направлять уполномоченным банкам, а те напрямую принимали заявки от сельхозпредприятий.
Доволен уровнем финансовой помощи со стороны государства разве что глава крупнейшего в России производителя сырого молока, компании "ЭкоНива", Штефан Дюрр. По его оценке, в этом смысле Минсельхоз в 2017-м году сработал на "четверку с плюсом", а по инвесткредитам получилось вообще на "отлично": компании одобрили кредитов по льготным ставкам на 16 млрд руб. А вот оборотные кредиты были крайне недостаточными: предприятие смогло получить лишь 20% от объема 2016-го. Кроме того, зависли долги государства по выплатам компании около 400 млн руб. за предыдущие годы.
Для нескольких инвестпроектов "Молвеста" Минсельхоз одобрил льготные кредиты на сумму 2,64 млрд руб., рассказывает гендиректор холдинга Анатолий Лосев. Деньги были выделены под реализацию нескольких проектов в Воронежской области общей стоимостью около 4,3 млрд руб. В частности, на модернизацию и строительство трех молочных комплексов общей мощностью 4,3 тыс. дойных коров, а также предприятия по переработке сельхозпродукции и производству кормов. Проекты находятся в разной степени реализации. Хотя начало года для "Молвеста" выдалось не совсем простым. Весной компания была вынуждена приостановить строительство двух ферм в Воронежской области общей стоимостью 3,2 млрд руб. из-за задержек с рассмотрением заявок на субсидирование инвестиционных кредитов. Работа была возобновлена только во втором полугодии.
"Молочный продукт" (Рязанская область) тоже пользовался льготными кредитами, но только оборотными, поскольку все намеченные инвестпроекты уже реализованы, уточняет основатель компании Юрий Сандин. Поначалу год складывался тяжело из-за изменения порядка получения господдержки: не сразу получилось выстроить слаженную работу цепочки "компании — банки — власти". "Но сейчас ситуация входит в нормальное русло — система работает четко", — говорит он.
Но далеко не все производители сырого молока смогли воспользоваться новыми льготами. Например, гендиректор племзавода "Родина" (Вологодская область, 2,1 тыс. голов КРС) Геннадий Шиловский рассказывает, что в этом году смог получить лишь один льготный кредит — 20 млн руб. на весенние полевые работы. А по второй заявке вопрос так и остался нерешенным из-за отсутствия лимитов. Поэтому строительство новой фермы, на которую и планировалось пустить деньги, пришлось отложить: возводить ее стали только в ноябре за собственные средства. "Больше политических заявлений, чем мы получаем финансовой поддержки: 20% затрат на строительство объекта обещают возместить, но сначала нужно построить, предоставить все документы, а только потом получить, и то если вообще попадешь в эту программу, суммы ограниченные, и на всех денег не хватает, — недоволен он. — Налогов заплатили в этом году порядка 159 млн руб., а сумма господдержки — 25 млн руб.".
Хозяйство "Березниковское" (Нижегородская область, 2 тыс. голов КРС) тоже неоднократно подавало заявку на получение федеральных субсидий, но каждый раз получало отказ. В этом году компания хотела реконструировать телятник на 430 голов за 24 млн руб., но Минсельхоз не успел вовремя провести комиссию по отбору проектов. "Она прошла только в конце сентября, а в зиму проводить бетонные работы уже не было смысла", — говорит гендиректор предприятия Сергей Бардин.
СПК "Комаровский" (Нижегородская область, 1,3 тыс. голов КРС) в этом году тоже не получил льготные кредиты. Единственная возможность, которая была у хозяйства — занять деньги у банка под коммерческие проценты, 22?26%. В итоге с небольшим займом в 200 млн руб. помог Павловский молочный завод, на который хозяйство поставляет свою продукцию. На эти деньги провели посевную, кормозаготовку и уборочную кампанию. "Молочное производство хочется развивать. Но не факт, что мы будем дальше им заниматься. При такой господдержке огромное желание сокращать это направление", — признает председатель СПК Владимир Захаров. Кооператив также занимается растениеводством и мясным скотоводством.
У госбанков нет интереса к кредитованию аграриев, считает Сухинин. А коммерческие и вовсе не хотят связываться с сельским хозяйством. Поэтому о кредитах под 5% речи не идет. "Не выпросишь даже под 12?13% на посевную", — сетует он. По его словам, в этом году предприятию удалось получить на уборочную кампанию лишь 12 млн руб. в Россельхозбанке при потребности в 100 млн руб. При этом запросы на залоги под кредит неоправданно высокие. Кроме того, отмечает бизнесмен, в этом году государство не дает субсидий на литр молока.
Сомнительно льготными считает условия кредитования сельхозпроизводителей и гендиректор "Дон-Агро" (Воронежская область, находится под контролем экс-сенатора Николая Ольшанского) Иван Доматюк. "Если посмотреть внимательнее, то не такие они и льготные. Обещают и под 3%, но залоги надо предоставить в два раза больше суммы, которую берешь, — рассказывает он. — А если в бюджете не будет денег? Мы еще за 2016 год субсидии не получили. То есть нужно по коммерческой ставке из своего кармана заплатить банку, или заберут залог". Поэтому компания старается не пользоваться кредитами, а развивается на свои средства.
Ударными темпами
Несмотря на все сложности и препятствия, почти все опрошенные "Агроинвестором" производители заявили о росте производства молока с начала года — за счет увеличения поголовья, продуктивности, более качественного питания животных и т. д. Большинство крупных, средних и малых предприятий в 2017-м году продолжили активно реализовывать инвестпроекты и выпускать на рынок новые продукты.
"ЭкоНива" заметно нарастила объемы производства. В ноябре холдинг производил уже 900 т молока в сутки, а в начале года — 600 т. На один литр удалось повысить среднюю продуктивность одной коровы, доволен Штефан Дюрр. В ноябре был открыт комплекс на 2,8 тыс. коров в Калужской области, и до конца 2017-го года планируется запустить еще три. "Четыре других с общим поголовьем 15 тыс. животных тоже уже строятся. И еще кое-что начнем", — обещает бизнесмен.
В целом год можно назвать успешным для "Молвеста", говорит Лосев. Два молочных комплекса — на 3,5 тыс. и 2 тыс. голов КРС — компания возводит в Воронежской области. На другой молочной ферме был запущен корпус роботизированного доения за 128 млн руб., к концу года предполагается ввести в строй еще один такой же. В июне компания открыла новый завод по сушке биомасс. Объем инвестиций в проект — 425 млн руб.
"Красный Восток-Агро" в этом году направил большие средства на реконструкцию старых колхозов, рассказывает основатель компании Айрат Хайруллин. 19 ферм уже реконструированы. Кроме существующих 15 мегаферм, компания решила организовать еще около 30 площадок, где бы на привязи содержались до 15 тыс. коров, которых жалко отдавать на мясо, но которые еще могут телиться и давать молоко.
Увеличилось производство молока в "Молочном продукте", в первую очередь за счет роста продуктивности на 14?15% к уровню прошлого года. "Просто стали лучше работать, кормить и доить, сформировали команду, приобрели новую технику по кормозаготовке", — поясняет Сандин.
Год был в целом без сюрпризов, отмечает гендиректор предприятия "Братья Чебурашкины. Семейные фермы" (Московская область) Владислав Чебурашкин. Компания вышла в несколько сетей — "Окей", "Ашан" и "Мираторг". Запустила новый вкус йогурта — лимонный. Сейчас готовится к запуску линейка детских йогуртов, которая должна появиться в торговых точках к концу года. Также продолжил расширяться проект по установке вендинговых аппаратов и продаже молочных продуктов через молокоматы. В Москве было установлено более 15 устройств, и до конца года компания надеется выиграть еще один тендер московских властей на их установку.
В "Кабош" главным результатом 2017 года считают создание двух коллекций сыров: классической и авторской. К этому компания шла в течение пяти лет, делится Матвеев. Инвестиции в сыродельное производство составили порядка $35 млн. Мощность производства после реконструкции составляет 900 т сыра в месяц.
Для "Дон-Агро" год ознаменовался строительством нового молочного комплекса в Павловском районе Воронежской области на 1,5 тыс. голов КРС. К маю 2018-го предприятие должно быть полностью укомплектовано животными, говорит Иван Доматюк. В сутки предприятие надаивает в среднем около 145 т молока.
Стадо коров в компании "Деревенский молочный завод" в этом году вырастет примерно на 14?15%. В этом году предприятие введет в эксплуатацию третью площадку на 600 голов и родильное отделение. Также планируется построить еще один комплекс на 1,8 тыс. дойных коров на территории бывшего колхоза "Кузбасс". Хотя, обращает внимание Сухинин, без помощи внешних инвесторов это вряд ли станет возможным, поэтому он намерен искать под проект новых партнеров в России и за рубежом.
По словам директора ПЗ "Красногвардейский" Олега Сергиенко, в этом году предприятию удалось заготовить хорошие корма, построить еще один двор на 500 коров со вспомогательными помещениями, закупить племенных животных, благоустроить территорию. На начало года в хозяйстве было 1,08 тыс. коров, а к его концу прибавилось еще 100. Производительность также понемногу растет, доволен руководитель.
Племзавод "Родина" на конец осени производил 46?47 т молока в сутки. Годовой надой составит около 17 тыс. т — на 600 т больше, чем в 2016-м. Но прибавка получилась по первому полугодию, когда работали на старых кормах, поясняет Шиловский. С весны в Вологодской области начались постоянные дожди, которые закончились только в ноябре. Это негативно сказалось на урожайности: травы испортились, сена заготовили недостаточно. "Поэтому с 52 т молока в сутки "свалились" до 46 т, — сетует руководитель. — Компенсировать падение удалось с помощью наращивания поголовья — плюс сто к началу года". Общее стадо КРС в компании насчитывает 5,2 тыс. животных.
Бардин из "Березниковского" также жалуется на погоду, хотя говорит, что производство в хозяйстве с начала года выросло с 18 т до 20 т в сутки. Инвестиционная фаза проекта уже завершена: построен новый животноводческий комплекс на 1 тыс. дойных коров, возведен один телятник, другой реконструировали, рассказывает он. Немного выросло стадо и у СПК "Комаровского" — на 45 голов до 1,33 тыс., делится Захаров. Это дало прибавку 500 т молока к уровню производства прошлого года.
Цены и рентабельность
Рентабельность молочного животноводства в этом году несколько увеличилась. По оценке Петровой, в январе-сентябре средняя доходность в производстве сырого молока варьировалась от 10% до 35% в зависимости от масштаба компании и используемых технологий. Цены на сырое молоко за этот период выросли на 11% по сравнению с 2016 годом до 23,6 руб./кг. Кроме того, в уходящем году не было сезона "большого молока" и резкого снижения цен в летний период, добавляет эксперт.
Доходность животноводческих комплексов повысилась в среднем до 20%, соглашается Аркадий Пономарев. Вместе с тем, по его мнению, она все еще недостаточно высока, чтобы срок окупаемости проектов сократился с 8?15 до 7?8 лет. Однако ценам на молоко расти, пожалуй, уже некуда. "Молоко "на гребне" цены, — говорит он. — Средняя стоимость молока-сырья высшего сорта с жирностью 3,4% достигает 25,5 руб./кг, и дальнейшее повышение практически невозможно".
Штефан Дюрр ожидает небольшого роста рентабельности по сравнению с показателем прошлого года. Ее увеличение произойдет за счет хорошей цены на молоко (в среднем плюс 4 руб./кг за год). "Но прибавить к стоимости еще 1?1,5 руб./кг в следующем году не помешает", — считает он.
Стоимость молока должна быть привязана к литру солярки, которая сейчас стоит более 40 руб./л, говорит Бардин. Молоко никак не может стоить 25 руб., и при этом производители не могут диктовать свои условия переработчикам: продают продукцию по той цене, которую те устанавливают, какой бы низкой она ни была.
Матвеев тоже ожидает снижения прибыли молочных, прежде всего сырных, предприятий, так как стоимость производства одного литра молока выросла. Кроме того, упала цена на сыр из-за присутствия на рынке суррогата. При этом стоимость молока, пригодного для изготовления сыра, продолжает расти из-за его дефицита. Так, высший сорт сегодня стоит более 32 руб./кг, уверяет он.
Для "Дон-Агро" хорошим был 2016 год, делится Иван Доматюк. Тогда компания получила 300 млн руб. прибыли. 2017-й получится не таким успешным, особенно для других направлений, которые развивает предприятие. Однако рентабельность молочного производства он оценивает от 35% до 55%. "Получается, что молочный сектор кормит все остальные сегменты", — замечает он.
Что дальше
Чем крупнее производитель, тем масштабнее его планы и ожидания на следующий год. Так, к концу 2018-го "ЭкоНива" планирует иметь около 50 тыс. коров дойного стада, а площади земель довести до 300 тыс. га. Также компания хочет развивать собственную переработку молока. При этом основные угрозы бизнесу Штефан Дюрр видит, скорее, во внешних факторах — в укреплении рубля и резком открытии границ. "Я очень надеюсь, что рубль ослабнет и станет стоить до 80 руб. за евро, тогда мы выдержим любую конкуренцию", — уверен он.
Агроходинг "Кабош" в следующем году планирует построить одну новую мегаферму на 3,7 тыс. дойных коров за $129 млн и начать возведение еще двух. Также компания планирует провести масштабную модернизацию фабрики по производству сыра. Инвестиции составят порядка ЕВРО!!!€30 млн евро. В планах "Молвеста" увеличить объемы производства молока-сырья с упором на повышение продуктивности коров. Если будут сохранены объемы поддержки приоритетных сельскохозяйственных направлений, прежде всего молочного и мясного животноводства, то все проекты, стартовавшие с расчетом на субсидирование, будут продолжены, полагает Пономарев. "Это, бесспорно, лишь укрепит молочный сектор, стабилизирует цены на молоко-сырье, положительный тренд будет влиять на снижение цен в продовольственной рознице, следовательно, станет расти потребительский спрос", — делает вывод эксперт.
В следующем году на поддержку сельского хозяйства предусмотрено 242 млрд руб., напоминает Хайруллин. Кроме того, есть надежда, что будет выделена дополнительная сумма, с помощью которой можно было бы закрыть обязательства государства прошлых лет. Практика последних лет показывает, что чем сильнее сжимается пружина, тем сильнее она потом выпрямляется. "Было два таких цикла — в конце 2008 — начале 2009 года и в 2010 году, когда цены на молоко сильно падали, а потом, как пружина, выстрелили вверх", — напоминает он. По его мнению, справедливая цена на молоко жирностью 4,1?4,3% и белком 3,3?3,4% составляет 33 руб./л.
Государству необходимо реализовывать программы стимулирования спроса, уверен Артем Белов. Ведь если ничего не изменится в макроэкономической ситуации и доходы населения продолжат падать, то ждать оживления спроса точно не стоит. "Такая ситуация разбалансирует рынок и может привести к серьезным ценовым корректировкам. Прежде всего в отношении сырья", — считает эксперт. Стимулировать спрос можно при помощи государственных закупок, точечного проведения интервенций, реализации программ внутренней продовольственной помощи. Программы стимулирования спроса должны стать драйвером развития молочной отрасли, заключает он.
Проблема кадров
Первой и ключевой проблемой молочной отрасли Александр Сухинин из "Деревенского молочного завода" считает нехватку кадров. Дело не в зарплате, просто на селе нет инфраструктуры, молодежи просто нечем заняться, говорит он. "Велика Россия, а работать некому", — горько шутит Владимир Захаров из СПК "Комаровский". Если учителям и врачам в деревне через пять лет работы дают дома, то дояркам и скотникам такие блага не полагаются.
Из-за отсутствия кадров в октябре этого года СПК "Победа" (Пензенская область) продал 100 своих дойных коров в другой район. Председатель предприятия Владимир Антонов рассказал, что хозяйство расположено в маленьком населенном пункте, где своих кадров нет, и до последнего момента он возил доярок из соседних сел. Но и эти специалисты ушли на пенсию, а замены им не оказалось, поэтому пришлось распрощаться с молочным животноводством, хотя направление он считает перспективным.

Источник: advis.ru