Поглощение поглотителя. "ИА "Минпром (Украина)"". 10 октября 2012

Опубликовано в Новости - Новости производства масла и жира

1 октября процесс объединения компаний Glencore и Xstrata привел-таки к долго ожидаемой развязке. В роли поглощенной оказалась компания Xstrata, которая в последние годы сама отличалась крайней агрессивностью в M&A-сфере, нередко прибегая к методам недружественного поглощения. Но слияние с Glencore проходило у нее хоть и с трудностями, но все же по согласию. В итоге получилась махина, на которую с опаской поглядывают все корифеи глобального ГМК.
Нынешняя сделка претендует на славу самой громкой со времен образования альянса Arcelor и Mittal Steel. Тогда, в 2006 г., цена слияния для Лакшми Миттала составила порядка 32 млрд долл., но в дальнейшем, с учетом дополнительных выплат, выросла почти до 40 млрд долл. Оферта Glencore для Xstrata оценивается примерно во столько же – 33 млрд евро, но эта сумма охватывает сугубо обмен акциями (по схеме 305 акций объединенной компании за каждые 100 акций Xstrata) и не включает в себя издержки по выплате выходных пособий топ-менеджменту и других условий слияния. Формально эту сделку до конца октября должно еще одобрить собрание акционеров компании Xstrata, но там неожиданностей не предвидится. После того как брачный контракт одобрил самый неуступчивый из ее миноритариев – Qatar Holdings, помолвку можно считать состоявшейся. Тем более, что миноритарные акционеры хорошо набили себе цену в процессе торгов с Glencore, заставив того увеличить величину своего первоначального предложения более чем на 10%.
При этом доля Xstrata в новосозданной компании останется довольно большой – 45%. Однако тут стоит упомянуть и о перекрестном совладении. Еще в начале 90 годов крупнейшим акционером Xstrata оказалась компания Marc Rich& Co, впоследствии трансформировавшаяся в Glencore. Сегодня последнему принадлежит порядка 35% акций Xstrata.
Из объединения Arcelor и Mittal Steel возникла компания с рыночной капитализацией в 46 млрд долл. и суммарной выручкой в 71,9 млрд долл. Glencore Xstrata International (так будет называться новая компания), похоже, переплюнет эти цифры. Ее будущую рыночную капитализацию агентство Reuters оценивают примерно в 60 млрд долл. В сегменте горнорудных, сырьевых компаний больше только у Rio Tinto – 68 млрд долл., уже чуть меньше у BHP Billiton – 56 млрд долл. Журнал Forbes приводит более высокие показатели капитализации для всех перечисленных компаний: Rio Tinto – 121 млрд долл., BHP Billiton – 73,5 млрд долл., GXI – ориентировочно 90 млрд долл. По объемам же годовой выручки GXI имеет шансы вообще обойти всех соперников. В 2012 году ее выручка вполне ожидаемо превысит 200 млрд долл. В этом убеждает простая математика. В частности, за первое полугодие-2012 Glencore выручил 107,9 млрд долл., Xstrata – 15,6 млрд долл.
Но суть слияния не только в том, что у компаний теперь будет общий счет в банке. Их союз призван усилить функциональность бизнеса. Xstrata умеет добывать ресурсы, Glencore – их продавать. Вместе они способны диктовать тренды на многих сырьевых рынках. Этого больше всего и опасаются конкуренты. А поскольку сделка еще требует одобрения антимонопольных органов Евросоюза и некоторых отдельных стран, в частности Китая, то компаньонам придется присягать, что они не будут злоупотреблять своим монопольным положением, а в отдельных случаях даже продадут некоторые активы. К примеру, 30% угольных шахт в мире теперь принадлежат GXI. Кроме того, она играет первую скрипку на рынках целого ряда цветных металлов – цинка, меди, платиновой группы и др.
До слияния участники сделки отличались разными типами поведения. Glencore слыл довольно закрытой, непубличной компанией. Xstrata же весьма агрессивно скупала все интересное, что попадалось ей на пути. Даже если шансы на успех были минимальными. Как уже упоминалось выше, Xstrata пыталась поглотить Anglo American, а еще раньше крупного бразильского рударя – Vale. Правда, обе эти атаки были отбиты, но целую вязку более мелких сделок швейцарской компании удалось довести до логичного конца. За последние 6-7 лет Xstrata потратила на приобретение сторонних активов более 30 млрд долл., т.е. сумму, равную стоимости нынешней сделки с Glencore. Среди самых запоминающихся ее трофеев можно назвать: компанию Falconbridge – крупнейшего добытчика цветных металлов в Канаде; две австралийские угольные компании Resource Pacific и Australian Coal; южноафриканскую Eland Platinum; австралийскую Jubilee Mines, специализирующуюся на добыче никеля; долю в третьем по величине мировом производителе платины Lonmin; две компании, ведущие железорудные проекты в Африке – Sphere Minerals и Zanaga Iron. Правда, большинство этих покупок осуществлено в докризисный период. Но и в последнее время Xstrata не сидела, совсем сложа руки. В прошлом году было куплено два средних цинковых проекта в Канаде и один в Ирландии, медный рудник в Австралии, канадский угольный разрез.
Ирония судьбы в том, что с некоторыми из активов, добытых в жестких корпоративных войнах, Glencore Xstrata International, возможно, придется расстаться. С одной стороны, это может произойти по инициативе главы объединенной компании Айвэна Глазенберга, который, по мнению западных аналитиков, считает ряд направлений деятельности Xstrata непрофильными для холдинга. Например, никель или благородные металлы. С другой стороны, продажи тех или иных активов от GXI будут, вероятно, добиваться через антимонопольные органы ее конкуренты или клиенты. В частности, представители Euroferr уже выразили обеспокоенность тем, что сделка может негативно повлиять на мировые рынки цинка и угля. Глава немецкого объединения сталепроизводителей WV Stahl Юрген Керкхофф также полагает, что слияние Glencore и Xstrata может снизить конкуренцию и привести к ослаблению позиций потребителей металла. По его словам, комбинация основного производителя и крупного маркетолога сотрет классические барьеры между двумя этими видами деятельности.
И он прав. Речь идет о рождении некоего универсального солдата. До сих пор на рынке ГМК компаний с таким функционалом не существовало. Сливались либо близкие по профилю субъекты, либо крупные стальные/сырьевые тяжеловесы создавали свои ручные трейдерские структуры, которые не претендовали на роль глобальных игроков. GXI не то, что претендует, – она им будет. Даже если бюрократы и лоббисты противников несколько подрежут ей крылья на взлете.
Как утверждают источники в Reuters, Еврокомиссия в первую очередь может потребовать от GXI продажи своих цинковых предприятий в Европе – крупнейшего в мире завода Xstratas San Juan de Nieva (Испания) и немецкого завода Nordenham. На такую уступку GXI, пожалуй, могла бы пойти. Тем более что в качестве компенсации она может уже до конца нынешнего года получить консолидированную долю в компании "Казцинк" в Казахстане, на которую юрисдикция ЕС формально не распространяется.
Труднее будет заставить Glencore Xstrata International обуздать свой угольный кураж. Большинство шахт гиганта концентрируется в Австралии и Южной Африке, откуда они и посылают свои импульсы рынку. По итогам 2011 года Xstrata добыла 72,4 млн тонн энергетического угля и 12,9 млн тонн коксующегося. Glencore, со своей стороны, за тот же период продал 91 млн тонн энергетического угля и 4 млн тонн коксующегося. Причем в 2012 году объемы угольных операций растут, так что по итогам года объемы добычи у Xstrata могут преодолеть 80-миллионный рубеж.
Именно на уголь намерен делать ставку глава объединенной компании Айвэн Глазенберг, которому теперь необходимо окупать затраты по сделке. По оценкам аналитиков британской фондовой компании Macquarie Group, цены на уголь в ближайшем времени будут подниматься. В нынешнем году они вырастут примерно на 100 долл./тонн и продержатся в этом диапазоне еще года два. И такая тенденция оправдает слияние, учитывая то, что у Xstrata есть возможности подтянуть добычу, а у Glencore – найти на этот ресурс новых покупателей. Но, скорее всего, в пределах традиционного рынке сбыта в Юго-Восточной Азии. "На уголь все еще приходится около 80% производства энергии в Китае и 45% – в Японии, – отмечает аналитик Macquarie Group Джефф Ларджи. – Поэтому уголь GXI будет оставаться основой японской энергетики, несмотря на ее движение в сторону ядерных технологий". Вместе с тем рынки угля в Юго-Восточной Азии обретут еще более важное индикативное значение для остальных регионов мира.
С другой стороны, ряд экспертов считает, что объединение Glencore и Xstrata способно вызвать волну новых крупных слияний в горно-металлургической отрасли вследствие страхов субъектов отрасли перед новым гигантом. Это как тектонический сдвиг, после которого неминуемо цунами. Кроме того, глобальный экономический спад на Западе и замедление темпов экономического роста в Китае порождают опасения, что спрос на сырьевую продукцию будет падать. И это тоже стимул, навевающий консолидационные настроения. В определенной степени эхом таких настроений можно считать покупку российской группой "Евраз" шахты "Распадская", что создает крупнейшую в СНГ формацию по добыче коксующегося угля. И хотя постсоветская экономика все еще не до конца работает по принципам западного свободного рынка, но эффект домино зацепит и эти территории. Просто та встряска, которую задали рынку Glencore с Xstrata, слишком велика, чтобы все населяющие его фигуры смогли и дальше оставаться в неподвижности.

Источник: advis.ru


Еще про масло и жир